Подмосковные вечера

В НАСТОЯЩЕМ БЫЛОЕ ВЕРША

В НАСТОЯЩЕМ БЫЛОЕ ВЕРША

Однажды в гаштете* под Дрезденом на рояле играл Лукашов.
Там я пела «Катюшу».
Весь зал, молча, слушал.
Песня брала за душу.
И тут с акцентом некто: «Карашо!»
Потом пели все вместе
Без злобы́ и без лести.
Как давно это было. А кажется, будто вчера.
И о русских берёзах.
О любви и о розах….
И, конечно же, наши «Подмосковные вечера»:
«Не слышны в саду даже шорохи….» –
Зазвучало в воздухе ночном.
Но, как близки мы все, и как друг другу дороги,
Жаль, понимаем поздно. В измерении ином.
Говорили, пели, смеялись.
Пили водку на брудершафт.
А Лукашов всё играл на рояле,
И вторила аккордам душа.
То было в гаштете под Дрезденом в далёком году «молодом».
Он играл о «смуглянке»,
О русской «тальянке»,
О таёжной «морзянке».
И каждый вспоминал родимый дом.
Потом пели все вместе
О солдатской невесте.
Мне на миг показалось, что не было вовсе войны.
Но, вдруг, стало вопросом
Пред людьми и Христосом:
Что в ответ бы сказали нам, погибших на ней, сыны?
Не случайно об этом вспомнила.
По ночам я часто вижу сон.
Память сердца мне душу «до краёв» наполнила.
Перекликается орган и колокольный звон.
Говорю, пою и смеюся.
Пью же водку на брудершафт.
Это я с прошлым вот так расстаюся.
В настоящем былое верша.
*гаштет – кафе в Германии
Апрель, 2003г.

ЦЕНЮ Я САЛО ОТКРОВЕННО

Я философски подхожу к покупке сала.
И, если вам покажется, что глупость написала,
То не сочту за оскорбление со стороны несогласившихся со мной.
Стою, обычно, при покупке за ценой.
Ценю я сало откровенно.
Но так скажу: оно должно быть непременно
С любовью вскормленное, не иначе.
Учитывая, что любовь так много значит.
Ведь когда «свинтус» в настроении хорошем,
Он не догадывается, какие за него получат «гроши»,
Всё хрюкает себе да ест.
И не волнует его «свинство», что окрест.
Июнь, 2013г.

Прокоментуйте

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *