Эльфы, фэнтези, сказка.

Легенда о силе заклинания

Всегда есть мечта,
Всегда хочется сказки,
И правда свята,
Когда хочется ласки.

В мечте ты — герой,
Ты спасаешь планету.
Твой забран покой,
Унесен разум в Лету.

Я сказку хочу предоставить вниманию,
Тебя поместить в мой миф обитания,
А ты покорись моему начертанию.
Я в твоей голове, твоей тайны желание.

Здесь эльфы и люди
Сражаются в схватке,
ты тоже там будешь
играть со мной в прятки.

Здесь войны за землю,
Любовь и правление,
И ты со мной тенью
Разделишь мгновения.

Я тебя помещу в свое воображение,
А ты проведи фабул пересечение.
Фантазия этого мира – спасение,
А мы – только люди в эру затмения.

Хочу поведать Вам легенду, историю… Быть может, Вы назовете ее сказкой.
Это мир фэнтези, где царят яркие краски природы и дивные существа, где солнечный свет порождает магию белых эльфов, а ночь с ее секретами, – магию обитателей темноты, где сила созидающего огня – это божество, добродетель которого невозможно купить, даже за священное золото погибшего народа подземных некрополей. Здесь черта между добром и злом настолько тонкая, что ни боги, ни духи не ведают, на чьей они стороне.
В этом мире правит природа, магия, боги и духи! Я приглашаю Вас заглянуть в этот мир со мной! Ну! Что? В путь?

Начало

Серый эльф старательно выводил угольком слова на кусочке пергамента. Глаза его светились в предвкушении будущей встречи, и он мысленно уже был там, где-то далеко в своем воображении, которое рисовало ему судьбоносные счастливые картины будущего. Дописав послание, он поднял руку вверх, щелкнул пальцами, и на его мускулистое эльфийское плечо опустился красавец-орел. Эльф привязал небольшой свиток под крыло птицы. Она тут же взлетела в небесную высь, сделала пару кругов в воздухе над Серыми горами и направилась по указанному маршруту. Авринор посмотрел ей вслед, затем запрыгнул на спину своему прирученному горному льву, крепко схватил его за лохматую гриву, и они помчали домой.
Дом… при этом слове у каждого в голове проносится вихрь воспоминаний, впечатлений. Это слово ассоциируется с умиротворяющим звуком горящих полен в камине, которые изредка потрескивают, когда раскаленные языки пламени заковывают их в свои объятия; с мягкими подушками, пахнущими пряными травами, что напоминают запах маминых духов… Дом-это то место, к которому всегда хочется возвращаться вновь и вновь, дом — это то место, где всегда хорошо.
Для Авринора домом был Алимат. Этот город – действующая столица селения серых эльфов. Расположился он на Северо-западе Лунного Континента в Алиматских горах, еще именуемых как Серые горы. Непревзойденная архитектура Алимата впечатляла до кончиков пальцев, ведь серые эльфы превратили горные глыбы на обитель жизни. Десятки улочек пересекали друг друга блестящими, как зеркало, отшлифованными каменными дорожками, каждый дом здесь был произведением искусства, а главную улицу сопровождали огромные, высокие колоны, на которых были закреплены большие кристаллы. Именно они служили жителям города источником света в ночное время.
Днем кристаллы впитывали солнечные лучи, а ночью озаряли улицы и дома Алимата приятным небесно-голубым светом. Эти кристаллы еще называют «Алиматскими кристалами», потому что их создателями были местные маги-алхимики, снабжавшие ими Лунный Континент и Континент Солнца.
Главная гордость города – дом старейшин серого народа. Три высоких фигурных башни дворца возвышались над всем Алиматом, как символ правления трех лидеров: Верховного старейшины Неяринора и его двух сыновей Иеринора и Авринора. Эти трое были царями, судьями и палачами своего народа, который искренне преклонялся перед ними.
Почти все население Алимата – серые эльфы. Представители других народов в каменном городе долго не задерживались из-за беспомощности перед холодом, живущим в камнях. Только серые эльфы были равнодушны к суровой погоде этих мест.
Вершины Серых гор покрывали огромные ледники, и где-то там набирала свою силу река Эйтас. Она вливалась в пролив Раздора и стремительно переходила в Эйтарианский водопад. Могучая Эйтас – источник пищи для серых эльфов, в ее водах они рыбачат и охотятся. Река радует их природными дарами от самого создания мира и до наших дней.
Серые эльфы славятся на оба континента не только познаниями в алхимии. Они – единственный в мире народ, что сумел приручить самого жестокого хищного зверя — горного льва – обитателя Алиматских гор.
Горные львы — громадные, дикие кошки, с гибкостью, грациозностью, с силой которых не сравнится ни одно животное мира. К тому же эти жители Серых гор – очень умны, горды, и независимы, их невозможно подчинить чужой воле, и только серые эльфы смогли найти с ними общий язык. Кошки сочли их равными себе, к тому же их объединял общий враг — все остальные — как они считали…
Двери в таверну распахнулись, и с огромной силой стукнулись о каменную стену. Авринор вихрем влетел внутрь, насвистывая какую-то мелодию. Окинув взором посетителей, он быстрыми шагами подошел к прилавку и уселся на высокий стул.
– Эля мне! – крикнул он юнцу, что наполнял пинты. – Да такого, чтобы душа запела!
– Мне кажется, она и так у тебя поет, да к тому же еще и немножко фальшивит.
Авринор повернулся на звук знакомого голоса.
-Иеринор, Норвен! Какая встреча!!!! – он хлопнул ладонью по деревянному прилавку, подзывая к себе юношу, что все еще возился с посудой. – Друг мой, – обратился он нему. — Угости моих друзей хорошим элем!
-Сию минуту, милорд! – пролепетал тот.
Норвен присел за деревянный столик у окна, и позвал к себе своих друзей — верховных сыновей Алимата.
-Вижу брат, что ты лишен покоя, – поправляя свой алый плащ, подмигнул Иеринор.- Конечно же, в хорошем смысле этого слова..
-Верно. Это все она со мной сделала, это все моя светлая мечта…
-Эх, доиграешься ты, Авринор! Отец и так не в восторге от происходящего в Алимате! – серый эльф нахмурил тонкие брови, от чего его глаза стали выразительнее, а лицо приобрело серьезные черты.- Если ты зайдешь еще дальше, то он расшибет тебе голову о свой каменный трон!!!
Норвен демонстрируя, что он тоже на стороне Иеринора, устремил еще более строгий взгляд:
-Это и вправду серьезно, друг? Или ты в который раз решил позлить своего отца, его Премудрость Неяринора?
К столу подошла пожилая женщина человеческой расы, она сняла с подноса три пинты вишневого эля и большого запеченного осетра с овощами и душистыми травами.
-Мы не просили рыбу! – запаниковал Норвен, мысленно оценивая сколько денег стоит это блюдо.
-Я знаю, – улыбаясь ответила женщина. – Это угощение от нашего хозяина Клеманса, – она показала рукой на мужчину в фартуке, что стоял в дверном проеме кухни. Тот в свою очередь поклонился эльфам и скрылся за занавеской. – Он очень рад и признателен, что такие господа, как вы, посетили его неприметную таверну.
Женщина опустила поднос и тоже сделала поклон.
-Мы благодарны за гостеприимность — улыбнулся Авринор, проглатывая золотистый кусочек осетра. – Я поведаю своим друзьям и придворной знати старейшины Нияринора, какими угощениями славится ваше заведение.
-Благодарю Вас, милорд и вас тоже, милорды.
Женщина неумело сделала реверанс, и удалилась на кухню. Норвен оглядел зал и поймал на себе несколько любопытных взглядов.
-Наш приход заметил не только добрый Клеманс? – подметил Иеринор.
-Жители Алимата почитают Ваш род и любят. Вы для них – пример, они просят духов о Вашем благополучии. Я тоже очень рад быть для вас другом, это честь для меня и моей семьи, и непочтение с моих уст говорить с Вами на ты…- Норвен виновато склонил голову.
-Ну, началось, Норвен, и ты туда же? – ткнул его в плечо Иеринор – У меня, как и у тебя, две руки и две ноги, только волосы длиннее, так что не зли меня этим, и его тоже не зли.- ткнул он пальцем на Авринора, и нервно принялся поглощать рыбу, жестом приглашая Норвена к трапезе.
-Правда, тяжело быть дворянином? – спросил Авринор. Он подпер рукой подбородок и скучно гонял кость по тарелке.- Нужно во всем слушать отца, и делать, как он велит, вести себя достойно, носить красный плащ — потому что я его достоин, жениться на достойной девушке, хоть она и страшненькая, зато – дочь верховного архимага… А вот я не хочу ее, я хочу другую… Розариэль… Ее я люблю, а не эту, как ее там…- Авринор помахал вилкой в воздухе, как будто это помогает ему думать, – а неважно, все равно.
-Я тебя понимаю, брат.
-Неужели? – саркастически комментировал Авринор, на что его брат снова нахмурил брови.
-Ты же понимаешь, что одной вашей великой любви для союза недостаточно. Ни наш отец, ни старейшина белых эльфов Сейгорн не пойдут на это. Наши народы – не друзья друг другу! -Авринор всеми силами пытался сдерживать эмоции, и не сорваться на брата.
-Но и не враги! Не наше поколение виновато в «Раздоре», даже не поколение наших дедов. Не мы это начали, но, возможно, нам под силу все исправить!
Лицо Иеринора побагровело, казалось, он сейчас с размаху врежет брату, его рука. сжатая в кулак, тряслась от напряжения, а серая кожа на косточках тонких пальцев побелела.
-Тебе под силу исправить «Раздор»? Не слишком ли много ты на себя берешь?
Авринор нервно стучал вилкой по деревянному столу:
-Я не это имел в виду, – виновато ответил он. -Я хотел сказать, что возможен союз двух племен, то есть мир между нашими народами. Розариэль тоже считает, что не стоит жить прошлым, ведь его уже не вернешь.- Авринор почти перешел на шепот.- Мы все равно поженимся. Если наш народ не примет ее как мою жену, а народ белых эльфов – меня как ее мужа, то мы уйдем. Все равно, Мир большой, хоть расколотый, где-то и нас ждет наш дом.
-И ты отречешься от всего ради Розариэль? От престола Алимата, от своего народа, от семьи? – Норвен проглотил ком в горле. – Она действительно настолько тебе дорога?
-Да! – твердо ответил Авринор. – И сегодня я отправляюсь к Эйтарианскому водопаду для этого.
Он положил на стол шкатулку из Алиматского кристалла. Внутри ее лежало серебряное кольцо, инкрустированное драгоценными камнями из давно забытых подземных некрополей. Кольцо украшал лунный цветок из белого золота.
Норвен наклонил голову и стал пристально рассматривать украшение.
-Оно великолепно! – улыбнулся Иеринор.
-Под стать Розариэль… Ты благословишь меня? – Авринор встретился глазами с братом.- Отец не скажет ничего доброго, а ты – мой старший брат, и я тебя искренне прошу об этом. Для меня это важно.
Оба серых эльфа поднялись со стульев и обнялись через стол.
-Благословляю тебя, брат мой, Авринор, верховный наследник народа серых эльфов, сын Неяринора, старейшины Алимата – каменного города-столицы, дома и пристанища наших братьев. Ты покидаешь родной дом для благого дела, и пусть боги и духи берегут твою серую задницу.
Оба эльфа громко расхохотались, и похлопали друг друга по спине. Авринор забрал кольцо прямо из-под носа Норвена, который никак не мог налюбоваться изделием, и спрятал его в карман.
-Мне пора…Обнимемся! – Улыбнулся Иеринор. Все трое обнялись и попрощались. Авринор покинул таверну, запрыгнул на спину своему льву и скрылся в направлении городских ворот.
Адоринел — священное место, которое находится на разломе двух континентов мира , здесь вливаются в пролив Раздора двумя полноводными водопадами река Эйтас, несущая свои воды из континента Луны, и река Налиман из солнечного континента . Адориндел место невиданной красоты еще называют «Слезами Раздора». Ходят легенды, что две реки – это слезы богов двух народов, которые несут скорбь о великом «Раздоре».
Авринор сидел на теплой, нагретой ласковым солнцем каменной глыбе и любовался первозданной природой этого места. Два континента были так близко друг к другу, что построить мост между ними не требовало больших усилий, но в этом никто не нуждался до сих пор. Шум падающей воды двух водопадов играл непревзойденную мелодию у него в душе. Водяной пар над ущельем играл радужными красками, а пение птиц, вселяло в душу ощущение эйфории.
Тар – прирученный лев Авринора – потрясающее и в тот же момент вселяющее ужас животное, лежал рядом с ним, накрыв лапой глаза, очевидно, его не очень радовала солнечная погода здешних мест. Хотя Авринору казалось, что в этот день – все просто замечательно. Он достал шкатулку из Алиматского кристалла и поставил возле себя на камень, чтобы та впитала в себя прекрасное солнце, и будущую ночь ему осветил тьму кусочек родного дома.
Теплые камни расслабили тело серого эльфа, и он прилег, опираясь на спину Тара, взирая в чистое голубое небо. Он считал каждое мгновение до их встречи, Розариель должна была появится совсем скоро. Авринор вспомнил их первую встречу на водопадах. Тогда она сидела, где сейчас наслаждался солнечным теплом он, и молила богов вновь обьеденить континенты, он навсегда запомнил какой печалью были наполнены ее глубоко-синие глаза. Он же пришел сюда из-за очередного разногласия с отцом, и с того момента ни он, ни она не были подвластны себе. Их сердца бились в такт друг другу, души стали родными, а судьба – одна на двоих…
Он услышал яростное рычание Тара, Авринор открыл глаза, и понял что он уснул — последние лучи солнца уходили за горизонт, от чего каменная глыба, на которой он лежал, почти остыла. На смену солнцу уже вышла луна с несколькими яркими звездами. Шкатулка все еще лежала на земле, и от нее шел мягкий голубой свет. Эльф вскочил на ноги, от чего равновесие подвело, и его немного шатнуло. Он подбежал к Тару, который стоял на краю ущелья и рычал смотря на противоположный берег пролива. Авринор положил руки на глаза животного, лев был так высок, что они были практически одного роста, и будь Авринор человеком, он бы никогда в жизни не залез бы на его спину, но эльфийская атлетическая грация — коварная сила. Авринор закрыл свои глаза и попытался мысленно почувствовать то, что чувствовал Тар, и ему это удалось. Тревога, всепоглощающая тревога беспокоила гордого льва, а теперь и самого его хозяина. Он открыл глаза и в один прыжок очутился на спине льва, он решил прибегнуть к своим тайным знаниям, которые использовал очень редко, но это и был как раз тот редкий случай.
Приготовься, Тар…- эльф начертил в воздухе какой то символ и начал произносить заклинание:

Расступитесь, горы, расплывитесь, реки,
И луна и солнце, свой скрестите свет.
Огненные души, приоткройте веки.
Скиньте с наших судеб тяготящий гнет.
Пять стихий взываю к помощи скорее
Вы обьедените силу бытия.
И переместите нас в места иные.
В те края, к которым тянется душа.

Тар отступил назад от обрыва на несколько шагов, затем оттолкнулся от земли с такой силой, что полетели камни, и, сделав прыжок, растворился в воздухе.
Авринор сконцентрировал все свое внимание на Розариэль, поселил в душе огромное желание переместится в то место, где находилась она, как когда-то учил его старый друг шаман, расслабил мышцы, и открыл глаза.
Солнце только собиралось уходить за горизонт, и Авринор понял, что перенесся на континент Солнца. Вокруг росли огромные деревья с широкими ветвями, а их крон не было видно и вовсе. Казалось, эти могучие деревья держали на своих ветвях само небо. Землю укрывал мягкий ковер из травы и цветов, изредка на поросших мхом старых бревнах росли ароматные грибы, которые навевали воспоминания о свежем дожде.
-Где она? – запаниковал Авринор.- Я ее не вижу. Тар, ты чувствуешь ее?
Горный лев издал приглушенный рык и рванул со всех ног в лесную чащу. Тар бежал очень быстро, лавируя между деревьями. Авринор крепко держался за белую львиную гриву, он не понимал что происходит, почему не пришла Розариэль, почему он пришел на континент Солнца, почему Тар так тревожится, почему его поглощает эта страшная тревога, куда они сейчас мчатся? Но больше всего он отрицал очевидную вещь, он просто сам не хотел верить в происходящее, и ответы на свои вопросы он тоже знал. Тар резко остановился, и Авринору стоило немало усилий, чтобы не свалиться на землю. Здесь в лесной глуши уже давно стемнело, но это не имело никакого значения для Авринора, ведь серый народ отлично видит даже в кромешной тьме. В сердце эльфа начал пробираться страх, что-то в этом месте было ужасающее, он сам еще не понимал что… Тар сделал пару шагов вперед и застыл, затем повернулся к своему хозяину и Авринор увидел слезы в глазах животного. Он мгновенно спрыгнул на землю и всмотрелся в темноту, в то место куда смотрел Тар. Авринор услышал вздох, он узнал этот вздох, это была Розариэль. Эльф со всех ног кинулся к ней.
Авринор не поверил своим глазам: на мягкой, в темноте казавшейся синей траве лежала она. Ее голубое платье было испачкано кровью, а в груди торчал кинжал. Он упал возле нее на колени, горе наполнило его всего, глаза залили соленые слезы, и он упал рыдая возле Розариэль.
-Нет, нет этого не может быть!- заголосил он, рыдание раздирало его грудь, как когти дикого животного. – Но я слышал вздох? Ты жива! Ты не можешь умереть! – Авринор наклонился к ее лицу, и услышал тяжелое дыхание. Розариэль была еще жива. – О боги, спасите ее!!!!! Возьмите мою душу вместо ее!!! Кто это сделал??? Милая, моя милая Розариэль, очнись, умоляю тебя, очнись!!! – слезы серого эльфа ручьями лились из его глаз и падали на умирающее, белое как снег, тело эльфийки. Он взял ее за руку, она была совсем холодная. Авринор начал целовать ее, и прижимать к себе. – Очнись, я тебя прошу. Богами всех народов прошу – не умирай!!!! – Тар подошел к своему хозяину и упал возле него. Горе эльфа полностью поглотило гордого льва, он низко пригнул голову к земле, и тяжело дыша, тоже плакал за ней.
-Авринор…. – прошептала Розариэль.
-Боги меня услышали! Они услышали мой зов! Розариэль, любимая, я здесь теперь все будет хорошо, я тебя спасу!- Серый эльф гладил ее по лицу, и без умолку утешал Розариэль, а может быть себя.
-Нет, ты меня не спасешь… – шепот белой эльфийки был болезненным, и казалось, она говорит с ним из последних сил, хотя на самом деле оно так и было.
-Нет, я спасу тебя, не говори так, – ее слова снова вызвали у него слезы.
-Клинок…- Авринор посмотрел на кинжал, который до сих пор был в ее груди, он осмотрел его рукоять, и только теперь понял, в чем дело. – Он специально для меня… – Серый эльф узнал орнаменты украшавшие клинок, он принадлежал ордену наемных убийц. Авринор ближе рассмотрел письмена, и понял, о чем говорит Розариэль, на клинке была печать с ее именем. Этот кинжал сделали специально для нее. – Прости меня за мою смерть… – Последний вздох освободил ее легкие от воздуха, и ее тело полностью обмякло. Авринор до сих пор прижимал ее руку к своему лицу, почувствовал, как остановился ее пульс, и он закричал, закричал так сильно, как только мог. Он рыдал, бил себя в грудь, выкрикивал проклятия в сторону виновных, а когда его тело обессилело, Авринор собрал всю волю в кулак и вытащил злополучный кинжал из ее груди и прошептал:
-Это не конец…Ты еще будешь жить, я тебе это обещаю, моя любимая Розариэль. А тот, кто сделал это с тобой, умрет! Самой жестокой в мире смертью!

 

 

Прокоментуйте

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *