Засулля

История Ильинской ярмарки

Ура! Да здравствуют каникулы! Я еду с родителями в село. Я очень люблю гостить у бабушки с дедушкой. Мне нравится обследовать их большой старинный дом, гулять возле реки и в лесу, играть с их лохматым и смешным псом, но больше всего – слушать легенды, которые рассказывает мне бабушка.
Бабушкино село находится совсем рядом с моим родным городом, в старину носившим красивое и звучное имя – Ромэн.

Меня и родителей встречали бабушка с дедушкой и, конечно же, лохматый Фомка. Он радостно лаял, а потом, загнув хвост бубликом, побежал вперед, обогнав нас, но то и дело возвращаясь. Если у меня был бы хвост, я бы тоже загнула его баранкой и побежала бы вместе с Фомкой! Вот такой вот песий восторг! Как же я соскучилась по тебе, мое милое село, и по вам, дорогие бабушка и дедушка ! Когда мы пришли, уже начало смеркаться. Ужинали при свечах. Было так загадочно и красиво.»Бабушка и дедушка любят придерживаться старых традиций, и правильно делают,»-подумала я. – Разве может свет простой лампочки сравниться с волшебным и манящим огоньком свечи? Что и говорить- конечно же, нет!» Мне отвели комнатку на втором этаже .Я поднялась вверх по теплой деревянной лестнице в сопровождении верного Фомки .Я быстро разделась, разобрала постель и упала на мягкую перину, уткнувшись лицом в пуховую подушку. Мне хотелось мгновенно уснуть, но сон не шел. Мысли роились в голове, как пчелы ,сменяя одна другую. Я повернулась на другой бок. Одна штора была сдвинута, и я увидела в окне большой молочно-белый диск луны. Ее свет упал на дверную ручку, торчавшую, казалось, прямо из стены. Я тихонько поднялась с постели, нашла свой фонарик и нерешительно потянула ручку на себя. Медленного четко начали вырисовываться контуры двери, сливавшиеся с деревянной стеной. Дверь со скрипом отворилась, и я шагнула вперед, а Фомка, дремавший у моей кровати, тут же шмыгнул за мной. Поднявшись вверх по ступенькам ,я оказалась в маленькой комнате.»Это чердак!»-догадалась я. Маленькое круглое окошко в стене пропускало тусклый свет. В углу комнаты стояло старинное кресло с резными ножками- красивое, хоть и с потертой и выцветшей обшивкой. А рядом ,под стать ему стоял огромный деревянный сундук. На его стенках были непонятные мне знаки ,словно выжженные огнем. Тяжелая крышка сундука была запрокинута назад. Меня распирали волнение и любопытство. Я включила фонарик и склонилась над сундуком. Какие удивительные вещи лежали там! Вышитые вручную, пожелтевшие от времени рушники, яркие цветастые платки, прадедовская трубка со старым кисетом, добротный овчинный полушубок, принадлежавший еще моей прабабушке, отрезы пестрых тканей, старинное ручное зеркальце с длинной витой ручкой .Я словно перенеслась в то время, когда прапрабабушка была еще молодой и веселой девушкой и беззаботно примеряла красивый платок ,то и дело лукаво поглядывая в зеркальце.Но до дна я так и не добралась.Вынимая очередной отрез ткани,я увидела самодельную книжечку, размером со школьную тетрадь. Ее листы пожелтели от времени. Она казалась очень ветхой и старой. Я даже боялась взять ее в руки – вдруг рассыплется . Но все же взяла и открыла. Ста-ринные буквы, складывающиеся в непривычные современному человеку слова и обороты, иногда рисунки растений. Похоже, что это рецепты каких-то отваров и зелий. Я села в кресло, тетрадка лежала у меня на коленях. Фомка тихо заскулил, будто поторапливая меня, и положил голову на лапы. Стряхнув с себя сон, я с головой ушла в чтение. Переворачивая страницу, я обнаружила, что записи сделаны двумя разными почерками и следом за рецептами идет какое-то повествование. Вот что я разобрала. “ Будь славен наш Ромэн и его добрые жители. Хоть и небольшой городок, а слава о нем прокатилась по всей Украине. Из разных городов, хуторов и сел приезжают люди на славную Ильинскую ярмарку. Кого тут только не встретишь: и российские стрельцы, и татарские купцы, и польские ремесленники и простые украинские селяне, и ,конечно же, евреи, придающие торгу какое-то особенное горячее оживление, бегают, суетятся, отчаянно торгуются, сопровождая каждое слово бурной жестикуляцией. На главной торговой площади перед Успенским собором смех, шум, ,толкотня, громкие выкрики торговцев, зазывающих покупателей, огромное количество самых различных товаров, от которых пестрит в глазах. Надо потратить целый день, чтобы все обойти. Вот лавка татарского купца. Роскошные персидские ковры, яркие ткани, серебряная посуда, спелые фрукты, душистые вина и пряные специи. Его сосед, польский ремесленник, торгует глиняной посудой, расписанной красивыми узорами. В армянской лавке на стенах развешены острые кинжалы в чеканных ножнах узкогорлые сосуды, подносы с затейливым восточным орнаментом. А совсем рядом наш местный роменский торговец предлагает табак на любой вкус виргинский, амофоский, духовитую роменскую махорку. Запах табака далеко распространяется вокруг, перебивая все другие запахи. Степенные роменские хозяйки выставляют на широкий прилавок небольшие деревянные бочонки с солеными огурцами, теплые, только что испеченные хлеба в плетенных корзинах и многочисленные глубокие посудины, из которых доносится приятный аромат вкусной еды. Торговый люд охотно раскупает их стряпню. Полотно, лен, мед, воск, сало, масло, рыба, соль, чай, меха, книги, табуны коней и стада коров…И это далеко не весь перечень того, что здесь имеется. Но ярмарка – это не только торг ,но и веселое представление. Маленький оркестр из тамбуринов, цимбал, барабана и скрипки создает невообразимый шум, в котором угадывается разудалая мелодия, сопровождающая обычно ярмарочные балаганы. Вокруг оркестра ходят на руках акробаты, рядом две грациозные наездницы-амазонки, проделывая кульбиты на крупах лошадей, бросают в толпу афишки, приглашающие посетить заезжий цирк. Но так было не всегда. Я помню те времена, когда ярмарка была в другом месте. Мне тогда было восемь лет. Наша семья жила в маленькой белой хатке с соломенной крышей на окраине города. Я был самый младший. У меня были три брата и две сестры. Тот теплый июльский день я запомнил навсегда. Родителей дома не было, а старшие дети куда-то собирались. Я был готов заплакать от обиды. Сами уходят, а меня не берут! «Ну, чего ты так надулся?-спросила Мария, самая старшая и моя любимая сестра. Подрастешь-обязательно с собой возьмем! А пока оставайся дома и жди отца с матерью,»-и погладила меня по голове. «А куда вы идете?»-спросил я жалобным голосом. «В заколдованный лес. Только тихо. Это секрет. Ну не скучай!»-и она вышла из хаты вместе с остальными. «Заколдованный лес !»-мое сердце быстро забилось. Это ведь место, про которое ходит множество легенд, а городские мальчишки отдали бы все, чтоб хоть одним глазком взглянуть на него .Я непременно должен там побывать !»-и выскочил вслед за старшими. Они шли быстро, не оглядываясь и не переговариваясь, так что я едва поспевал за ними. Под холмом, на котором стоит славный Ромэн, разостлался густой лес. Туда, говорят, уходят жить знахари, ведуны, ведьмы. .Они оставляют город, чтобы не вмешиваться в его дела и жить свободно на лоне природы в гармонии с окружающим миром.

(див. продовження в наступному номері)

Leave a Reply

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *