Весняні квіти

ВО МНОГОМ ВРЕМЯ ИМЕННО ТАКОЕ

Я ВСЕГДА БЫЛ ТАКОЙ

Леонову Вячеславу Николаевичу
Развязали мне руки и дали мне хлыст,
Чтобы я отхлестал, отхлестался.
Я всегда ненавидел чужие углы,
Потому-то нигде не остался.
Я стеною стою
За берлогу свою.
В ней я сыт и богат, и спокоен.
В ней я ровно дышу.
В ней я жить не спешу.
И я знаю, что это такое.

Развязали мне ноги: – Иди! – Не хочу.
А неволить себя я не стану.
Ведь свою. Не чужую траву я топчу.
Есть мне, где отдохнуть, коль устану.
И поют мне мои
По ночам соловьи.
И крылом машут чайки у моря.
Не кружи, воронье.
Что моё, то моё.
Ты пойми, что о вкусах не спорят.

Развязали язык мне: – Ну, что же ты, пой!
Повернулся я дерзко спиною.
И взыграло во мне: – Я всегда был такой.
Потому и считались со мною.
И я счастлив вдвойне.
Не насытиться мне
Ни свободой своей, ни покоем.
До последней межи
Я люблю тебя, жизнь.
И я знаю, что это такое.
Июнь, 2010г.

ВО МНОГОМ ВРЕМЯ ИМЕННО ТАКОЕ

Ивану Федоровичу Телющенко
Пусть каждый прежде, чем понять себя, понять
попробует, а что такое время.
Труд невелик, посеять семя.
Легко обласканным быть всеми.
Ну, что ж –
Большая сила и большая ложь
Бросает малодушных в дрожь.
Виток, ещё один виток.
И хочется остановить поток,
И оглянуться на восток.
Хотенье. Только и всего.
Во многом время именно такое, каким вы видите его.
Душа – вот обособленное время. Но всё бегом, бегом, бегом….
Жить по законам Солнца. Что ты об этом скажешь?
Что ты об этом знаешь, только лишь яркий свет?
Ну не молчи в ответ.
Вовремя ли совет?
Солнце – Жар-Птица. Подсказка.
Да, если хочешь, сказка.
Пролог. Эпилог. Развязка….
А ты под шепот листвы осины,
Из бытовой трясины
В шорты вскочи, в мокасины….
Ты, поющий хвалу-хвалебу!
Сочное полотно – Солнце, Земля и Небо.
С солью краюха хлеба.
Скажешь, вкусней не бывает.
Вкус Отечества не забывают.
Бьёт до стона струя живая.
Брось ты тоску с печалью.
Музыкою венчальной
Радость была изначально.
Мир идеален: счастье, любовь, красота….
Сколько шансов твоих из ста!
Птичий полёт – высота.
И бутон, и птенец и кокон…,
И звучит из твоих же окон:
«Прекрасное далёко».
Расцвет. Прелестное создание вскружило голову. Кому?
Сам знаешь, провожают по уму.
Есть оправдание всему.
Что рассуждать, спрошу я толком:
Легко ли разложить весь мир по полкам?
Стать ланью, иль орлом стать, волком?
О, мир! Он радостный, он светлый, немного бесшабашный.
И кажется от этого «срывает башню»*.
Но что такое день вчерашний!
Сегодня путь твой и в пространстве и во времени. Тебе нужна
Эта волшебная страна.
Она твоя! Твоя она.

*в голове кавардак
Август, 2009г.

МОЙ ДРУГ

Зосенко Валерию Куприяновичу
Мой друг (то у Высоцкого «уехал в Магадан») – художник здесь, Ромэн его стихия.
Нет-нет, да напишу о нём стихи я.
Нет-нет – и он мне предлагает: – Давай тебя изображу!
Я от ответа ухожу.
Рисует он другие темы.
Кто знает, с этими ли с теми
Дружить.
И жить.
Да так, чтобы хотелось
И душу ублажать и тело.
Мы – как фигуры на шахматной доске:
кто застрахован от гарде, от шаха и от мата.
Вздох первый, вздох последний. Маловато?
Художник и поэт.
Растрёпанный дуэт:
Ты – о своём, я – о своём.
Но интересно нам вдвоём.
Хоть говорим мы ни о чём.
Где-то крестом, где-то мечом.
И тесно нам на площадях.
И гнём мы, уши не щадя.
И понимаем безысходность бытия земного.
Художник и поэт. Не мало и не много.
Творец! Он создал нас. Он знал, что делал.
Нет, я не жажду передела.
Остановиться? Продолжать? –
Себе принадлежать?
Что значит
«Безумству храбрых….»? Не иначе,
Он прав был, тот, кто так сказал.
Аэропорт, причал, вокзал –
Начало и конец пути.
И мы должны его пройти.
Май, 2009г.

НУ, ВОТ И ВСЁ

Памяти друга Валерия Куприяновича
Зосенка, со дня смерти которого прошло сорок дней
Да кто же знает, где последняя поставленная веха.
Ну, вот и всё. Своё отпел. Не в Магадан мой друг уехал.
Уехал он туда, откуда не вернуться.
Живём бегом мы. Некогда назад нам оглянуться.
Поплакаться, лицом в плечо уткнуться
И во вчера под рюмку окунуться.

Нам слух ласкает перестук копыт, покуда сердце бьётся.
Ну, вот и всё. Теперь скорбим. А что ещё нам остаётся?
Уж так устроен мир. Не властны мы над оным.
А километры-дни мчат перегон за перегоном.
Что скачки рысакам, бега, загоны…..
Душа, утешься колокольным звоном.
Май, 2010г.

ПОБАЛУЮ СЕБЯ

Пилюгину Александру Георгиевичу
Побалую себя. Позволю
Насытиться тобою вволю.
Не пожалей меня, не пожалей.
И в душу до краёв налей
И музыки своей, и света,
Чтоб от заката до рассвета
Звучали струны, тронутые лёгкою рукой.
Пусть только снится мне покой.
Я с этим непременно справлюсь.
Ты лишь скажи, что я тебе не нравлюсь.
Не пожалей меня, не пожалей.
Налей весны и осени налей.
До дна я выпью тот бальзам.
Скупая женская слеза –
К мужской слезе скупой приправа.
Она и мёд, она же – и отрава.
Бежим от вечности,
От бесконечности.
Буквально повод разумеем.
Но в кои веки не умеем
От недоверия
Избавиться и суеверия.
Не пожалей как женщину, не пожалей как друга.
Искать начало и конец у круга….
Да, что ты! Кто же знает, где он.
Печали безутешной демон
Дух загоняет в угол тёмный.
И слиться воедино – стрёмно.
Противоречия играют. Оторвусь.
Шалея, в подсознание ворвусь.
Побалую себя. Позволю
Насытиться тобою вволю.
Ноябрь, 2009г.

Прокоментуйте

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *