Тригнозис

Тригнозис – переворот в мировоззрении

Руководителям всех государств, политикам, гражданам мирового сообщества!
Всеобщее внимание!!! В Украине совершено революционное открытие в обществоведении, которое поставить точку в кровавой истории человечества. Открыт Необъективированный Человек – Человек единого человечества, утверждающий  единосущность народов в фенотипическом разнообразии триполярного Одного. Доказано, что наше понимание сущности Человека в статусе дискретно-телесной индивидности – величайшее заблуждение разума, иллюзорный эффект объективации Человека субъектом. Такого «человека» не существует! Это иллюзорный эффект объективации Человека субъектом. Реально (онтологически) «я» и «ты» представлены одной надиндивидной телесностью, а это требует фундаментального переосмысления оснований общественного бытия, приведения его в соответствие с истинной (необъективированной) сущностью Человека.

Тригнозис – переворот в мировоззрении

Предисловие
Мой современник! Цивилизация подошла к критической черте,  необходима    новая  целевая  идеология жизни человечества. Выяснилось, что наша цивилизация  сформировалась на, несовместимых с Истиной, фантомах объективизации Человека, а не на правде о его необъективированной сущности. Человеческий ум исконно вышколен в лоне элементаризма, субъект-объектной логики мышления. Усматривать телесную сущность Человека в неком  объективированном (дискретном) индивиде («объекте» и «субъекте») – опасное  заблуждение ума.  Мной выяснено, что реально (онтологически) дискретного индивида не существует, следовательно, основанное на нём мировоззрение Челвека, выражаясь по-украински, «летить шкереберть». Предстоит переиначить идеологию нашей жизни, привести её в соответствие с истинной (необъективированной) природой Человека.
Главным препятствием на пути к познанию истинного Человека была тайна сущности пола. Тысячелетиями субъект как объективизатор бытия не позволял  одолеть эту гениально простую тайну. Чтобы её расскрыть, мне пришлось отказаться от традиционного методологического алгоритма мышления, отстранить субъекта от гносеологической власти. Это позволило увидеть однотелесность «я» и «ты», открыть надиндивидный статус Человека. Пол предстал без «лукавого сечения» как инверсионная триполярность космического вещества в его целостности. Единосущность Человека и Космоса стала очевидной. Дискретный индивид онтологически оказался фикцией.

Познав сущность Человека, я, фактически, пережил  «конец света» и выполнил наставление дельфийского девиза «Познай себя!». Это «себя» предстало свободным и бессмертным Необъективированным Человеком.  Старый мир исчез, деобъективизировался. Стала явной  неизбежная  смена существующей дискретно-индивидной формы общества формой  онтологизированной, соответствующей необъективированной природе Человека и его космогоническим  смыслам жизни.

  1.   Иллюзия потери Человеком надиндивидного статуса

1.1. Объективизация Человека
О надиндивидности телесности Человека повествуют  древние течения  мысли. Согласно этих повествований, изначально всё Мироздание обладало антропоморфическими свойствами, олицетворяло Великого Человека (Первочеловека), в котором индивид был  полностью растворён (поименован Первочеловек по-разному: «Пань-гу», «Гайомарт», «Адам», «Фраваши», «Пуруша» и т. п.) Утверждается, что первоначальный Человек хотя и расчленился и с его тела возникли все элементы внешнего мира, но, со временем, он вновь приобретёт целостность, выйдет из состояния        дискретномножественного распадения и ориентация   индивидного «я» на внешний мир исчезнет, «я» снова сольётся с космическим «Я» Первочеловека.

Действительно ли Первочеловек исчез? Нет, он не исчез! Переход   Первочеловека из состояния надиндивидного непрерывного Единого в статус дискретного индивидного Многого является иллюзорным, следствием объективизации его субъектом.

Что же такое объективизация?  Объективизация – это «омертвление бытия» субъектом, «перевод» онтологически непрерывного в иллюзорно-дискретное, в объекты, воплощённые в предметных формах, образах и т. п.   По большому счёту, объективация бытия – это иллюзорное создание субъектом из вещественной телесности Необъективированного Человека «внешнего мира», в том числе и объективированного «человека» в образе «дискретного индивида». Как справедливо заметил Николай Бердяев, «человек познаёт как извне данную ему реальность то, что породжено им самим, порабощённостью субъекта». В книге «Опыт эсхатологической метафизики. Творчество и объективация» этот мыслитель назвал объективированное бытие «мёртвым», «падшим», «овнешневлённым». Я скажу так, что объективированное бытие явилось фундаментом, на котором воздвигнуты все традиционные мировоззренческие постройки человечества, в чём их и неполноценность.

Бытие, которое считают «объективным», на самом деле, является объективированным. Объективизацию бытия, подчёркиваю ещё раз, совершил субъект задолго до того, как возникла гносеология – учение о процессе познания, что и завело в заблуждение философов, обозначивших объективированное бытие «объективным». Это хорошо понимал Бердяев. Он писал: «Объективированный мир, который называют «объективным», есть мир распадения и отчуждения и вместе с тем – мир принудительно объединённый, скованный и детерминированный, мир социализированный, мир общего»; «Объективированное бытие не есть уже истинное бытие, оно препарированное субъектом для целей познания»; «Нужно окончательно отказаться от применения к истине прилагательного «объективное».

Субъект как гносеологический «орган» Человека обманул его в познании своей сущности. Отождествлять Человека с объективированным (дискретным) индивидом – величайшее заблуждение (см.1.2). Реально Человека как дискретного индивида онтологически не существует. К сожалению, объективированный «человек-дискретный индивид» и поныне остаётся константой в мировой системе знаний, составляет главный признак современной формы общества. Но, как верно заметил Бердяев, в объективации индивид превращается в мертвеца, в субъект-объект, выражающий «мировую пошлость и рабство».

1.2. Нереальность дискретного индивида. Однотелесность «я» и «ты». Индивидуализация  Всеединства

Понятие «дискретный индивид» – краеугольный камень биологии и всех общественных наук. Дискретный индивид всегда рассматривался как носитель жизни и понятие «жизнь» и «индивид», фактически, считались синонимами. Под индивидом  биология понимает неделимую отдельную (дискретную) особь. Что же касается понятия «индивид» в общественных науках, то оно связывается с телесной сущностью  «человека». Вспомним на этот счёт высказывание К. Маркса: «Человек – дискретный индивид, утверждающий себя как родовое существо в практическом созидании предметного мира».  Но мной установлено, что  «дискретного индивида», вообще, не существует.  Его нет! За этим стоит иллюзия объективационистического модуса осознанности себя Человеком.

В книге «О назначении человека» Николай Бердяев  справедливо пишет: «Человек  не есть дробная часть мира, в нём заключена цельная загадка и разгадка мира, и он  может начать философствовать только с познания самого себя». Но вопрос об индивидуализации Всеединства мыслителями не был поставлен на решение, ведь говорить о телесном единстве дискретного индивида со всем Мирозданием выгпядит абсурдно.  Для его решения требовалось, прежде всего,  раскрыть онтологию пола,  его статус вне объективации. Этого философы не сделали. Полу традиционно отводилось лишь отношение к сексуальным актам и морфофизиологическим отличиям в признаках «дискретных индивидов», он не был осознан целостно как феномен триполярности всекосмического вещества, хотя ещё Максим Исповедник подметил, что «начиная с преодоления разделения на мужское и женское начала, человек может соединить все остальные разделения Вселенной и достичь Бога, как причины всего». Это понимал и Николай Бердяев. «Пол, – отмечал он, – космическая сила, и только в космическом аспекте её можно понять. Человек скреплён с космосом в первую очередь через пол». Это, действительно, так. Сначала вразумим половую поляризацию биологических видов с высоты   необъективированной точки зрения и убедимся, что онтологически дискретных индивидов реально не существует и что все виды – это одно непрерывное Единое:

–вид представлен самкой, гермафродитом и самцом;

–вид представлен самкой и гермафродитом;

–вид представлен самцом и гермафродитом;

–вид представлен самкой и самцом;

–вид представлен гермафродитом;

–вид представлен самкой, которая с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самцом;

–вид представлен самцом, который с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самкой;

–вид представлен самкой, которая с возрастом становится гермафродитом;

–вид представлен самцом, который с возрастом становится гермафродитом;

–вид представлен гермафродитом, который с возрастом становится самкой;

–вид представлен гермафродитом, который с возрастом становится самцом;

–вид представлен двумя гермафродитами, у одного из которых наблюдается склонность к инверсии в сторону самца, а в другого – в сторону самки;

–вид представлен самцом и самкой, которая с возрастом становится гермафродитом;

–вид представлен самкой и самцом, который с возрастом становится гермафродитом;

–вид представлен самкой и гермафродитом, который с возрастом становится самцом;

–вид представлен самцом и гермафродитом, который с возрастом становится самкой;

–вид представлен самцом и самкой, которая с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самцом;

–вид представлен самкой и самцом, который с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самкой;

–вид представлен самкой, которая с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самцом, который позже, пройдя стадию гермафродитизма, становится самкой;

–вид представлен самцом, который с возрастом, пройдя стадию гермафродитизма, становится самкой, которая позже, пройдя стадию гермафродитизма, становится самцом; и т. п.

Как видно с приведённой характеристики видов, инверсия полярностей пола выражает переход их в свои неслиянные и нераздельные три “я”. Это свидетельствует, что телесность феномена «жизнь» онтологически вневременная и безграничная, не является индивидной, а представлена надиндивидным триполярным Одним. Так называемый вопрос «о зарождении, начале жизни» отпадает. Пол замыкает Человека и Космос в единосущность, имя которой Необъективированный Человек. Что же касается видимости наличия дискретной индивидности, то она возникает как иллюзорное следствие статики нашего чувственного восприятия пола, его объективизации (более подробно об этом моя книга: Харченко П. А. Откровение Человека без «лукавого сечения» пола). Объективация «прерывает» непрерывное, создаёт иллюзию телесного разрыва полярностей пола на некие существа в образе «дискретных индивидов (порождается так называемая «раздельнополость»), что одновременно влечёт за собой и появление иллюзии онтологического «разрыва» единства всего Космоса, поскольку пол, как уже было проговорено, олицетворяет инверсионную трипоярность всебытия на уровне целостности его вещественной телесности. Если необъективированная полярность пола выражает одно из троих состояний неразрывной целостности, то объективированная   полярность становится неким «дискретным индивидом» и кажется нам «геоцентрической самостоятельной единицей жизни», какой-то «живой» реальностью, отдельной от «неживого» Космоса. Но вся ирония этого «кажется» в том, что «дискретный индивид» никогда и нигде не зарождался из так называемой «неживой материи», не развивался, не эволюционировал, ибо его как онтологически дискретной единицы жизни, вообще, не существует. Пол утверждает жизнь свойством материи всекосмического масштаба. Такой поворот событий требует от биологической науки изменить ракурс атрибутивного подхода к пониманию сущности жизни, развернуться в иное мировоззренческое пространство и признать в качестве носителя   жизни не «дискретного индивида», а Необъективированную реальность, вещественная телесность которой охватывает целостное Мироздание как одно триполярное Единое.

Словом, «дискретный индивид» и «дискретный вид», которых биология считает носителями жизни, таковыми не являются, их нет.  Термин «вид», как известно, в своей объективированной сущности обозначает общность схожих между собой дискретных индивидов. Но уже Ч. Дарвин колебался признать реальность таких видов. Он писал: «Термин «вид» я считаю совершенно произвольным, придуманным ради удобства, для обозначения группы особей, близко между собой схожих».  А такие классики традиционной биологии, как Ламарк и Бюффон, прямо отрицали реальность существования подобных видов. Реальной единицей жизни, считали эти естествоиспытатели, является дискретный индивид. Но, и они ошиблись! Онтологически ни дискретных индивидов, ни дискретных видов не существует. Поэтому, господствующие в биологии взгляды на механизм происхождения дискретного вида, не представляют ценности. Что же касается истинных (необъективированных) видов, то их механизм происхождения связан с инверсионностью и расхождением полярностей триполярного Единого.  Полярности пола под названиями – «самка», «самец» и «гермафродит» регистрируют этапы видообразования и одновременно являются параметрами границ морфофизиологической изменчивости видов (подробно об этом: Харченко П. А. Предисловие к постистории. –  К.: “Фенікс”. – 2015. –  396 с.).

Деобъективизация пола, снимая маску телесного «разрыва» «я» и «ты», показывает их однотелесность и надиндивидность. Она свидетельствует, что древнее учение о Великом (Космическом) Человеке (Первочеловеке) как первооснове мира   не лишено здравого смысла. Это, в наш век, и подтверджает моё открытие Необъективированного Человека.

1.3.  Уровни телесности Необъективированного Человека

Учение о первоматерии и её исходных принципах существования принято   называть онтологией. В христианстве первоосновой бытия считается Бог – Святая Троица. В моём Тригнозисном мировоззрении первоосновой бытия выступает Необъективированный Человек, наделённый субстанциональным и вещественным уровнями троичной телесности. Основную задачу онтологии Тригнозис усматривает в построении универсальной картины бытия как образа Необъективированного Человека. Надо сказать, что существует много и различных псевдоонтологических (объективационистических) концепций, которые привязаны к объективированному (мёртвому) бытию. Их творцами были Аристотель, Платон, Фома Аквинский, Николай Гартман, Кант, Гегель, Фейербах, Декарт, Спиноза, Лейбниц…

В трактате «Об устроении человека» Григорий Нисский отмечает: «Устроение естества нашего есть некое двоякое. Одно – уподобляемое естеству Божественному, и другое – разделяемое на полы». Если отбросить иллюзию разрыва пола, то обладающий «двояким естеством» Человек, есть не что иное как триединая необъективированная реальность (Абсолют), поименованная у разных народов по-разному (Брахман, Тримурти, Пракрит, Дао, Бог…). Её телесность представлена неразрывным единством субстанции и вещества. Субстанция наделена лишь тремя ипостасями, взаимопревращение которых приводит к её уплотнению и возникновению триполярного вещества, обладающего дифференциальными признаками. Словом, Человек-Абсолют (Необъективированный Человек) укоренён в бытие двумя уровнями своей телесности – триипостасным субстанциональным и триполярным вещественным в их неустранимом онтологическом единстве.

Что же представляют собой «ипостась» и «полярность»?  Ипостась Святой Троицы, говорил Григорий Богослов, выражает «реально существующий самостоятельный образ бытия «в самом себе». Ипостась является одним из трёх неслиянных и нераздельных онтологических состояний тройственной   субстанции. В отличие от ипостаси,  полярность – это одно из трёх инверсионных состояний пола всекосмического вещества. В научном и философском обиходе широко распространено ошибочное (объективационистическое) понимание полярности как «отношения, выражающего попарную противоположность некоторых сторон объекта». Такая полярность своей двойственностью исходно агресивная, несёт угрозу физическому существованию объекта. Философия и биология ошибочно     приняли полярности пола за дискретные и поименували их «полами» («мужским», «женским», «гермафродитным»). Под таким псевдополом стали понимать «совокупность отличительных анатомо-физиологических признаков дискретного индивида». К этой неправильной интерпретации сущности пола причастно мифологическое сказание о «разрыве гермафродита на две дискретные половинки − мужскую и женскую». На основе этого сказания и появилось бессмысленное в онтологическом отношении понятие «раздельнополость», хотя реально существует один пол (а не несколько) и засвечивается он как неразрывное триполярное Одно.

Вокруг пола зарождались ведущие типы мировоззрений, включая даосизм, древнеиндийскую философию, религию христианского исповедования…. Древнее миропредставление сексуализировало Вселенную. Но интерпретация природы пола пребывала под гносеологическим приговором объективации («лукавого сечения»). Это обстоятельство и составляло до появления Тригнозиса труднейшее препятствие для познания истинной сущности Человека.

    1. Конец истории. Контуры постиндивидной цивилизации и ёё мировоззренческое обеспечение

«Страшная» правда

Необъективированный Человек закономерно переживает эпоху самообъективации, то есть историческую стадию жизни, которой «руководит» субъект. Субъект «разрывает» онтологически непрерывную телесность Необъективированного Человека на иллюзорно-дискретные фрагменты, познаёт непрерывное через дискретное, создаёт цивилизацию с её объективационистической культурой. Порождением истории субъект засветил себя гениальным конструктором мира искусственных вещей, но одновременно и «великим преступником» в сфере физического образа жизни Человека. Несомненно, история дала объективированному человечеству много хорошего, но забрала у него свободу, преподнесла рабство, страдания.  Как справедливо отметил    Бердяев, «в мире   падшем субъект ориентируется через объективацию, но в ней не раскрывается тайна существования, объективация есть ис­кажение духовности и, вместе с тем, объективация необходи­ма в существовании судеб человечества» (см.: Бердяев Н. А. О назначении человека).  «Объективированное бытие, в конце концов, – отмечал Бердяев, – превращается в небытие. Конец мира будет концом для мира объектного».

Так оно и есть. Историческая эпоха в жизни Необъективированного Человека носит временный характер и неудивительно, что постоянно идут разговоры о «конце света». Фридрих Ницше однажды промолвил: «Наш мир, в котором мы живём, ошибка». А Махатма Ганди отметил: «Эта цивилизация такова, что она разрушится сама собой, нужно только иметь терпение».

Упредить конец исторического этапа жизни Человека невозможно. «Страшная» правда заключается в том, что общественная история как феномен объективации Человека вращается вокруг «псевдочеловека», «человека»-мертвеца – онтологически не существующего дискретного индивида, а, следовательно, неизбежно обречена на завершение. На смену историческому дискретно-индивидному состоянию цивилизации идёт цивилизация постиндивидная – цивилизация целостного (Необъективированного) Человека – Человека без «лукавого сечения» пола. Малозаметно (через интеграционные общественные процессы), мировое сообщество становится единым социумом. Скрытым оператором этого процесса выступает необъективированная природа Человека.

Осознавая неизбежность конца истории (объективированного света), Николай Бердяев писал: «Конец мира будет концом для мира объектного, концом объективированного познания бытия, разделения его на субъект и объект». Деобъективизация пола освобождает эго-полярности Триэго от иллюзии дискретности, «возвращает» их в необъективированный статус, в целость Триэго и этим упраздняет гносеологического субъекта. Субъектовый способ мировосприятия сменится Тригнозисом (вербальным Откровением Необъективированного Человека).

Надо сказать, что о «смерти субъекта» и приходе «безсубъектного будущего» поговаривают структурализм и постструктурализм (постмодернизм), но их доказательства в этом вопросе не покидает пределов доктрины объективационизма (Р. Барт, Ж. Делёз, Ж. Деррида, Ж. Лакан, Ф. Лиотар, М. Фуко…). Феномен десубъективизации находится в сфере внимания и российского идеолога «постчеловеческой реальности» профессора Григория Тульчинского.

«Конец истории»,  «конец субъекта» означает и конец религиозного типа мировосприятия. Надо сказать, что возникновение религиозного миропонимания –   закономерное явление. В лице христианства как высшей стадии иудаизма состоялось возникновение зрелой религии. Открылась субстанциональная телесность Необъективированного Человека, осимволизированная Святой Троицей. Но дальнейшая религиезация разума через идеологические к ней пристройки (церковь, синагога, мечеть…) уже недопустима.  Она становится опасной для единства человечества. Рассмотрим в этом отношении исторический иудаизм и христианство. Иудаизм в морально-напутствующей основе даже антисемитский по отношению к еврейскому народу. Первыми антисемитами следует назвать иудейского бога Саваофа и пророков, унижающих еврейский народ своими наставлениями: «Увы, народ грешный, народ, обременённый беззакониями, племя злодеев, сыны погибельные! … ваши руки полны крови» (Ис. 1:4,15). Иудаизм провозглашает превосходство («богоизбранность») приверженцев иудаизма над иноверами и этим вредит   единству и братолюбию человечества: «Одни иудеи достойны названия людей, а гои, происходящие от злых духов, имеют лишь право называться свиньями». В наставлениях иудаизма содержится  всякая  гнусность: разжигание расовой и межнациональной ненависти; призыв к уничтожению  инородцов, их национальных  культур; проповедь захвата и присвоения чужой собственности; призывы к обману…: «Я совершенно истреблю все народы, среди которых рассеял тебя, а тебя не истреблю» (Иер. 30:11);  «То изгонит Господь все народы сии от лица вашего; и вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас. Всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше;…» (Втор. 11:23-24); «…Он говорил тебе, и ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать» (Втор. 15:6); «Не ешьте  никакой  мертвечины; иноземцу, который случится в жилищах  твоих, отдай её, он пусть ест её, или продай ему: ибо ты народ святой у Господа,  Бога твоего» (Втор. 14:21)  Если сформировать на таких нравственных сюжетах и моральных наставлениях   субъекта, он, непременно, предстанет носителем виртуозной лжи, обмана, кровожадности,   корыстолюбия,… А вот повествование из Ветхого Завета, вызывающее ассоциацию с  фашистскими   крематориями: «А народ, бывший в нём, он вывел, и положил их под пилы, под  железные молотилки, под железные топоры, и бросил их в обжигательные печи» (2 Цар. 12:31). Кстати,  аморальными были и проводники иудаизма – Мойсей (соавтор Ветхого Завета) и Давид (автор многих псалмов, входящих в Псалтырь Ветхого Завета). Но историческое христианство тоже не без греха. Апологеты христианского религиозного миропредставления не были заинтересованы в поиске правды о сущности Человека, поскольку эта правда – угроза существованию идеологическим пристройкам к религии, на совести которых несчётное число злодеяний против человечества. Если говорить о церкви, то она уничтожала народную культуру, запрещала отдельные направления знаний, организовывала кровавые походы крестоносцев по насильственной христианизации народов. По отношению к носителям инакомыслия применялся один из самых мученических видов смерти − сожжение на костре.  По всей Европе в ХIII − ХVIII ст. ст.  пылали костры инквизиции, на которых сгорело около 10 миллионов невиновных людей, среди которых и такие личности, как Джордано Бруно, Ян Гус, Джулио-Чезаре Ванини, Жанна д’Арк, Мигель Сервет… Жертвами церковного суда стали миллионы людей, искалеченных в тюрьмах. Помимо этого, пылали и костры из книг, в которых торжествовал разум. Не стали моральными авторитетами и проповедники христианства – первоверховные апостолы Петро и Павло.  Пётр трижды отрёкся Христа, умертвил двух «ближних» − Анания и его жену. Павел первоначально принимал участие в истреблении христиан. А главное –   церковь не выполнила, возложенную на неё Христосом миссию тринитаризации разума. Она отвергла способность разума постичь тайну Святой Троицы, с которой связано раскрытие истинной сущности Человека. Своим догматизмом отцы церкви надолго задержали открытие Необъективированного Человека. И совершенно справедливо подметил Ф. Ницше: «Каждая церковь – камень на могиле Богочеловека: ей непременно хочется, чтобы Он не воскрес снова».

Предостерегаю  читателя, моё отрицательное отношение   к религии –   иудаизму, христианству, исламу… вовсе  не означает, что я  украинофоб,  русофоб, антисемит или  ненавистник арабской культуры… Время идеологических пристроек к религии прошло. С открытием Необъективированного Человека,  их  молитвы и все другие ритуалы (включая захоронение  псевдочеловека-дискретного индивида) теряют смысловое предназначение.

В конце истории субъект особенно агрессивный. Сегодня противостояния между людьми особенно глубоки и значительны и могут оказаться непоправимо трагическими для цивилизации. Источник противостояний между народами тот же – объективация Человека.  Ещё богослов Василий Великий отмечал: «У людей не было бы ни раздоров, ни войн, если бы грех не рассёк естества на дискретное мужское и женское». Глубоко осознавал причину зла в жизни людей выдающийся мыслитель прошлого века Николай Бердяев: «Источник страданий нужно видеть в несоответствии природы человека и объектной мировой среды, в которую мы брошены, в неустанном столкновении «я» с чуждым и безучастным к нему «не-я», с сопротивлением мертвящей объектности, то есть объективации человеческого существования» (Бердяев Н. А. О назначении человека). Объективированное человечество находится в состоянии растерянности, охвачено апокалипсистической тревогой. Ни деньги, ни воля политиков не в состоянии остановить кровавый ход истории. Кровь обагрила все цивилизационные ценности. Соперничают между собой государства, разъединённые экономическими союзами, стратегическими партнерствами, военными блоками; конфликтируют между собой различные религиозные секты и политические партии; процветает гомофобия; становится нормой аномия общества (при которой для его членов утрачивается значимость социальных законов и предписаний); усиливается терроризм; становится неизбежной ядерная катастрофа. Вызывает лишь иронию работа Норвежского Нобелевского   комитета, который на этом фоне, вот уже более ста лет, раздаёт премию Мира…    За это столетие состоялось множество локальных воен, две мировые, зреет третья мировая…

Конец «объективированного света» происходит внутри Необъективированного Человека. Политикам надо обеспечить мирное его течение, вмешаться в антропологическую проблематику, применить политический инструментарий упреждения физической гибели цивилизации. Войны от незнания сущности Человека. Они обуславливаются, главным образом, мировоззренческой мотивацией. Экзистенциальной рамкой обеспечения мирной жизни человечества является необъективированная сущность Человека, его онтологическая целостность.

2.2. Конституция Человека без «разрыва» пола – преддверие постиндивидной цивилизации

Общественно важно знать, что пол – это неразрывная триполярность   вещественной телесности Человека. Инверсионность полярностей предопределяет существование их в разных степенях полярного проявления – мужчин, женщин, андрогинов, трансгендеров, интерсексов и других форм, но вся   поляризованная структура общества является единородной и единосущной, неслиянной и нераздельной.  Поэтому однополярная любовь (геев, лесбиянок) такое же онтологически закономерное проявление великого закона неразрывного Единства, как и любовь разнополярная. Любовь как таковая указывает на экзистенциальную целостность Необъективированного Человека, на неразрывное единство его по всему спектру поляризованной телесности. Она не есть, придуманной Платоном, «жаждой целостности на пути преодоления разрыва андрогина», то есть   восстановлением некой «бинарной полноты» человеческой природы. Нетрадиционная ориентация в любви, подчёркиваю, коренится в космогонической сущности пола как инверсионной триполярности-универсалии вещественной телесности Необъективированного Человека. Вот почему усилия ЛГБТ-человечества преодолеть гомофобскую мораль митингами, парадами, демонстрациями, художественными фестивалями и прочими мероприятиями не решают проблемы. Нужен мировоззренческий переворот в понимании истинной сущности пола и   Человека. Гомофобия и лесбофобия исчезнут лишь с торжеством Истины о единочеловечестве – Необъективированном Человеке.

Ложь о сущности Человека как о «дискретном биоиндивиде» составляет   константу в мировой системе знаний.  Всё, что политики глаголят о свободе, справедливости, равенстве… адресуется дискретному индивиду –                 «человеку»-фикции. Для такого «человека» при капитализме даже найдена «наилучшая форма государственности» – либеральная демократия. Но и капитализм, и коммунизм – неонтологизированные формы общества, они ориентированы на объективированного «человека», только капитализм есть предельным индивидоцентризмом, а коммунизм – граничным коллективизмом, в котором личность исчезает в домагательствах социального коллектива. Правда, коммунистическая теория, если в ней заменить «общественного человека» на Необъективированного, в моральном отношении ближе к справедливому устройству социального бытия.

Открытый мной Необъективированный Человек, думаю, отрезвит политический бомонд мира. Необходим демонтаж существующей объективированной конструкции общества и государственности. Общество, олицетворяющее совокупность «дискретных особей», повторяю, является неонтологизированным, оно является обществом «мертвецов», «сборищем субъектов». Дискретная особь, справедливо подчёркивал Григорий Нисский, «не может быть воплощением идеи человечества, настоящим воссозданием образа триединого Бога». К такому выводу пришёл и Николай Бердяев: «Только та социальная теория способна вывести человека с трагической дороги, которая будет базироваться на раскрытии тайны пола, преодолеет половое разъединение мира, ибо именно с полом и любовью связана тайна разрыва в мире, тайна индивидуальности и бессмертия».

Словом, государственным руководителям, политикам, миллиардерам следует прекратить игру в «объективационистическую рулетку» на информационном поле решения социальных проблем человечества. Они, из-за невежества в вопросе истинной сущности Человека, недопонимают, что социализация человечества должна утвердиться через онтологизированную форму общества, выражающую индивидуализацию Всеединства, индивидуализацию единочеловечества. Онтологизированное общество не есть совокупностью «дискретных индивидов», а олицетворяет поляризованную структуру   Необъективированного Человека в его телесной пространственно-временной разветвлённости. Поэтому надо отказаться от традиционного разделения людей на «полы» и принять гражданскую Конституцию Человека без «лукавого сечения» пола, заменив выражение «пол особи» на выражение «избранная полярность», а не узаконивать юридически некий ещё «третий пол», как это уже делается в некоторых странах. Следует твёрдо осознавать, что пол один, а не два, три…  Необходимо созвать специальную сессию ООН для принятия правового документа Человека без «лукавого сечения» пола, озадачить ООН работой в направлении создания всемирно-единого государства Человека единого Человечества – Человека без «сечения» пола. В понимании сущности Человека больше нельзя оставаться в плену антропологических представлений прошлых веков с их ориентацией на объективационистический псевдоматериализм. Мировоззренческий арсенал объективационистической антропологии, обслуживающий цивилизацию, исчерпан. Индивидную концепцию «человека» надо похоронить, вылучить из разума.  Осуществлённое мной решение центральной коллизии духа – коллизии Необъективированного и Объективированного – доброе начало нового ренессанса человечества, его воскрешения после длительного объективационистического омертвления.

 2.3. Откровение (самораскрытие) Человека

Один из авторов методологических установок философской антропологии Макс Шелер отметил: «Все центральные вопросы философии можно свести к одному  – «что есть человек?». Ответа на этот вопрос философия не дала   и дать не могла, поскольку приняла за сущность «человека» онтологическую фикцию – дискретного индивида-субъекта и считает, что такой «человек» познаёт мир и себя в этом мире. Но это заблуждение. Раскрытие сущности Человека на уровне его целостности не осуществимо через объективационистическую познавательную функцию субъекта. Целостность образа Человека раскрывается вне объективации и совершается за логикой Откровения через   природу его телесности в информационно-троичном режиме самораскрытия, самовиявления. Иными словами, совершается не познание Человеком мира, а происходит Откровение (самораскрытие) Человека. Философия, как известно, рождалась в муках объективации, она не преодолела противоречия объектного и субъектного, не смогла решить центральную коллизию духа и бытия – коллизию Объективированного и      Необъективированного и, закономерно, не открыла Человека. А посему спрашивается, какова цена всему философскому осмыслению человеческих проблем, если истинная сущность Человека оставалась неизвестной?

 Человек – не дробная часть мира. Мир есть часть Человека. Моё открытие Необъективированного Человека ожидалось тысячелетиями. Его пришествие знаменует восстанавление целостности бытия через истребление «лукавого сечения» пола.  Сбылось благое пророчество Николая Бердяева о том, что «в будущем люди увидят универсальное значение пола для всего Человека, для все­го Космоса, они дальше пойдут в понимании пола, нежели только в его связи с сексуальными актами».

Надо сказать, что до явления Необъективированного Человека его пришествие предрекло Святое Писание. Речь идёт о таинстве слов Христоса – «люби ближнего своего как самого себя»; «всё есть одно», – указывающих на   однотелесность «я» и «ты».  Но историческое христианство не раскрыло тайны однотелесности «я» и «ты». Познать тайну однотелесности «я» и «ты» означало бы «облечься в нового человека, созданного по Богу в праведности и святости истины». Для этого требовалось «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях» и обновиться умом: «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Эллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос» (Кол. 3:9-11). «Ветхий человек» – это падший, объективированный «человек», не преодолевший «лукавого сечения» пола, а «новый Человек» – это Человек, обновлённый познанием, истребивший «сечение пола» («Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» [Гал. 3:28]).

Как замечает   Василий Великий, «истребление лукавого сечения пола – это путь возвращения к тому познанию, которое благодать поновляет и обновляет в человеке   возрождённом».  Призывом истребить «лукавое сечение» пола и привести «человеческое единство в единение с самим собой и со Спасителем» фактически оповещается приход вербального Откровения Человека (Тригнозиса). Тригнозис переводит сущность Человека в иное мировоззренческое пространство, меняет символы обозначения, которыми философия и наука пыталась увековечить его фальшивое преподношение в образе объективированного (дискретного) индивида, взросшее на «разрыве» пола. Объективационистическая парадигма миропонимания с её виртуальными «дискретным индивидом» и «субъектом» лишена онтологического обоснования, далека от Истины и постепенно «сойдёт с ума» мыслителей.

Николай Бердяев предвещал новую эпоху духа, связывая её с раскрытием мира по ту сторону распада на субъект и объект и приходом нового человека. О приходе необъективированной гносеологии он высказывался  следующим образом: «Один из величайших и неоправданных предрассудков гносеологии заключается в том, что познанию противостоит вне  его находящийся предмет, объект, который  в познании должен отражаться и выражаться»;  «Настоящая теория познания  должна стать философской антропологией, учением о человеке, а не учением о трансцендентальном сознании и гносеологи­ческом субъекте, но и не психологическим или социологическим уче­нием о человеке, а онтологическим и пневмотологическим учением о человеке»;  «В человеке скрыта загадка познания и загадка бытия»; «Я – познающий − изначально пребываю в бытии и составляю его неотрывную часть. И познаю я бытие в себе, в человеке, и из себя, из человека. Только бытие в силах познавать бытие. И если бы познание не было уже бытием, то доступ к бытию был бы ему закрыт. Познание в бытии совершается и является внутренним событием в бытии, изменением бытия. Познающий и познание имеют онтологическую природу. Познание есть внутренний свет в бытии. Поэтому познание имеет космогонический ха­рактер. Объективирование в познании означает отчужде­ние между познающим и познаваемым»; «Истинное познание есть об­наружением смысла из человека, которое раскрывает мир по ту сторону распада на субъект и объект.  Оно было до «мучительной раздвоенности», до отпаде­ния от единства с Богом, до того, когда человек начал различать и оценивать, вкусил от древа познания добра и зла»; «Настоящее познание существовало   до объективации, до появления предметно­го, вещного, объектного мира, в котором смысла нет». Теория познания, отмечал Бердяев, «должна быть учением о целостном Человеке, который не знает отпа­дения от Божественной Троицы, из которого не выпадает Кос­мос и не становится «внешним миром». Внечеловеческое идеальное бытие бессмысленно, «смысл раскрывается из человека, из его активности и означает открытие человекоподобности бытия» (см.: Бердяев Н. А. «О назначении человека»).

Можно выделить три ступени самораскрытия Человека:1. Невербальное Откровение Человека; 2. Субъектовое познание; 3. Вербальное Откровение Человека.

      1. Невербальное Откровение Человека имело место до появления субъекта и представлено религиозным процессом. Условием возможности (a priori) Откровения как религиозного опыта есть наличие двух уровней телесности Необъективированного Человека и притаманность их природе информационного экзистенциала – онтологической Троичности, порождающей «онтологический мозг» – ТриЭ(э)го. Этот «мозг» на субстанциональном уровне телесности Человека проявляет себя своеобразным «молчаливым» ТриЭго, а на вещественном – вербальным Триэго (подробно: Харченко П. А. ТриЕго. – К.: «Фенікс». – 2008. – 420 с.). Невербальное Откровение Человека осуществляется через его собственную природу. Оно тождественно процессу космогонического бытия Человека за логикой троичной жизни, которвя не привносится «извне», а проявляется как имманентное самораскрытие его сущности. Сам по себе религиозный процесс – это и есть невербальное Откровение Необъективированного Человека. Триадный языческий бог и монотеистический тринитарный Бог олицетворяют два уровня телесности Необъективированного Человека – триполярный   вещественный и триипостасный субстанциональный.
      1. Субъектовое познание. Невербальное Откровение Человека сменяется объективационистическим познанием бытия. Главным положением традиционных объективационистических мировоззрений является утверждение, что мир познаётся «человеком» (дискретным индивидом), определяемым ими субъектом (неважно каким – «декартовским», «кантовским трансцендентальным», «марксистским коллективным», «гуссерлевским дистиллированным» и прочими). В общественных науках, сплошь и рядом указывается: «Субъект – познающий и действующий человек-индивид, которому противопоставлен объект как отдельная иная реальность»; «Субъект (индивид или социальная группа) – носитель предметно-практической деятельности и познания». Однако это ошибка. Субъект – не Человек, а лишь его «гносеологический орган» объективационистического модуса самораскрытия. Не «человек-дискретный индивид» познаёт мир, а происходит самораскрытие Необъективированного Человека с помощью субъекта. Объективационистическое самораскрытие Человека наступает с  возникновением субъекта и средств объективации. Николай Бердяев справедливо подчёркивал: «Субъект гносеологичен, а не онтологичен, гносеологический субъект не есть человек, не есть бытие».  Я в субъекте вижу феномен, порождённый чувственной рефлексией Человека, наделившей эго-полярность Триэго иллюзией отдельности: «я» – это не «ты» (подробно об этом книга: Харченко П. А. «ТриЭго». – К.: “Феникс”. – 2008. – 420 с.). Можно   сказать и так: субъект – объективированная полярность пола, триполярного Одного. Субъект возникает, когда субстанция порождает вещественную телесность Человека и наделяет её Триэгом. Он является проводником гносеологической объективации, «омертвителем» действительности (как говорится в Евангелие от Фомы – «тот, кто познал мир, нашёл труп»).  Главная функция субъекта – «преобразование» необъективированного в объективированное. В этом отношении возникновение субъекта явилось величайшим событием в жизни Необъективированного Человека.  Благодаря ему, состоялось становление общественной истории. С  помощью  средств объективизации − звука, слова, числа, атома… субъект  создал  искусственный  мир  вещей,  все цивилизационные ценности. Но Человек на субъектовой ступени самораскрытия искажает свою сущность, «разрывает» уровни своей телесности. Субстанциональный уровень телесности Человека субъект поименовал «Богом», а с вещественного уровня телесности «сконструировал» «внешний мир» (Природу) и «биочеловека» в образе «дискретного индивида». Словом, Человек «покидает» статус недискретного Единого, «расчленяется» на элементы Мироздания, осознаёт себя «частицей» мирового дискретного Многого, превращается в «мертвеца» – объект.  То, чем мы себя считаем и явно ощущаем в образе дискретного индиаида-субъекта, в действительности, выражает лишь телесно объективированную эго-полярность Триэго Необъективированного Человека. Но Истина не может быть объективированной, поэтому нельзя смешивать нашу истинную сущность с тем, чем мы себе чувственно кажемся как объект.

Николай Бердяев, вслед за Гегелем, назвал суъект-объектное познание «несчастным сознанием». Бердяев справедливо отмечал, что «рационализм есть не что иное, как отвлечение разума от целостного человека, от человечности, и потому он античеловечен, хотя иногда хотел бороться за освобождение человека».

Надо сказать, что уже само по себе происхождение объективированного «человека» является зарождением атомистики. Она возникает и разрастается благодаря объективационистической работе субъекта, «разрывающей» вглубь триполярность всекосмической вещественной телесности Необъективированного Человека на иллюзорно-дискретную тройственность. Мой анализ атомистики показывает, что первыми «сверху» и последними «снизу» в «составе» вещественной телесности Необъективированного Человека предстают три атома-объекта – «дискретные индивиды» в образе мужчины, женщины и андрогина, хотя   реально (онтологически) дискретных единиц бытия не существует.  Дискретность – центральный принцип атомизма, названный Гегелем «принципом величайшей внешности».  Атомистический материализм Гегель определил «мнимым», «ничтожным», выведенным на основе чувственности. Несмотря на оппозицию к атомистике, её триумф зафиксирован достижениями цивилизации. Известный критик атомизма   Николай Страхов в работе «Мир как целое» писал: «Нет никакого сомнения…, в том, что и в будущие времена атомистика будет процветать и находить последователей. Всё это происходит потому, что атомистика есть необходимая ступень, через которую проходит человеческое мышление, в ней выразились до известной степени существенные неистребимые требования мышления». Можно согласиться с таким мнением Страхова.  Но вскоре, думаю, утвердится иная «атомистика», основанная на принципе непрерывности и полярно-триплетном характере структуры вещества. Отойдут в прошлое  безуспешные попытки атомистики найти «последний абсолютный элементарный объект материи», она окончательно убедится, что всё триплетно, онтологически троично – от зарядовой троичности элементарных физических частиц; сочетаемости тройками в движении кварков; триплетности бозонов как переносчиков явлений слабых взаимодействий; тройственного статуса математической единицы, триплетности биологического кода;… до триполярного космического Всего, которим является вещественная телесность Необъективированного Человека, содержащая в себе «первую» («сверху») и «последнюю»(«снизу») непрерывную «элементарную частицу» материи в виде  триплета –  триполярного Одного (пола).

      1. Вербальное (словесное) Откровение Человека. Оно осуществляется словесными средствами и является самораскрытием Человека «из Человека и в Человеке» через онтологическую троичность своей телесности. Николай Бердяев предвещал приход вербального Откровения, называя его «религией Троичности», свободной от объективации и «разрыва» пола. Он указывал, что через антропологическое Откровение на смену нынешнему объективированному миру придёт новый мир, до этого ещё неизвестный.  Новое Откровение, со слов Бердяева, «будет проявлением процесса деобъективации затвердевшего в формах бытия, природы и истории». В книге «О назначении че­ловека» этот мыслитель отмечает: «Опираясь на тринитарный дух, человек прорвёт порабощающее господство объективации и обеспечит своё вступление в царство Богочеловечества»; «В тринитарной религии Духа, освобождённой от рабства объективности, будет раскрыта но­вая антропология»; «Новая эпоха Духа предполагает измене­ние человека»; «Будет явление нового человека, нового кос­моса». А в книге «Новое религиозное сознание и общественность» он пишет: «Пока остаётся разрыв пола – нет ещё индивидуальности, нет полного человека, но преодоление пола есть утверждение пола, а не его отрицание… Нужно утвердить пол до окончательного его преодоления, до исчезновения полов, до соединения в единый дух и единую плоть. И тогда сознание перейдёт в сверхсознание, и мир раскроется по ту сторону распада на субъект и объект».

Тригнозное пробуждение Человека состоялось. Новая эра в гносеологии на подходе… и человечеству некуда будет подеться, как принять Тригнозис, жить вне «порабощающей злой системы вещей». Пришло время выстраивать новый образ жизни Человека, не знающий порождённых объективацией зла и эсхатологической перспективы.

Наличие феномена Откровения как самораскрытия Необъективированного Человека посредством информационного эготриплета ТриЭ(э)го и субъекта   свидетельствует, что «сознания» в статусе самостоятельной информационной реальности не существует, как не существует и объективированного «человека» (дискретного индивида), к которому оно привязывается.

Следует сказать, что приход вербального Откровения Человека (Тригнозиса) прекращает религиезацию разума. Наступает время рвать религиозные цепи.  Прежнее прошло, свой путь религия завершает, свою роль исполнила. «Разрыв» объективацией телесности Необъективированного Человека на Бога и «биочеловека» (дискретного индивида) устраняется. Бог (Святая Троица) и Человек становятся одной реальностью – Необъективированным   Человеком.

Познать Святую Троицу, опираясь на формальную субъект-объектную логику, невозможно. Такое познание Троицы обречено на провал, на «гибельную объективацию смысла», о чём и засвидетельствовали провальные   попытки   осмыслить   её рациональной философией, «находящейся под знаком объективации».  Философия, порождённая объективационистическим родильным актом, не смогла постичь математику тринитарного счёта «от Одного до Трёх» и «от Трёх до Одного» в системе онтологического взаимоотношения неслиянных и нераздельных ипостасей Святой Троицы, хранящей тайну сущности Человека.

2.4. Единое знание

     Объективационистическая форма познания является самой низкой ступенькой гносеологической  рефлексии, которой, говоря с иронией, в скором времени будуть владеть и другие олицетворянты Необъективированного Человека, к примеру, обезьяны. Не отрицая закономерного характера возникновения формальной  логики, научной системы знаний, всё же следует сказать, что путь к истине связан с онтологизацией гносеологии, переориентацией познавательного процесса в сторону необъективированного человековосприятия. Для современных философов и учёных понятие «познавать» – означает объективировать. Но знание, полученное субъект-объектным путём, добывается не через природу Необъективированного Человека, а «извне». Оно не обеспечивается онтологичностью и, следовательно, истинностью. Как сказал бы Блез Паскаль, «неумение изучать человека заставляет изучать всё остальное».

Познавать Вселенную – означает познавать Человека и познавать через природу его телесности. Это и есть самораскрытием Человека, его Откровением. Всё в мире – Человек. Вся загадка бытия в Необъективированном Человеке. Николай Бердяев верно подметил: «Если познание противостоит бытию как объекту, то познание не имеет никакой внутренней связи с бытием, оно не входит в историю бытия»; «Человек бытийствен, в нём бытие, и он в бытии, но и бытие человечно, и потому только в нём я могу раскрыть смысл, соизмеримый со мной, с моим постижением».

Для тригнозиста понятие «познавать» – означает не объективировать. Тригнозис познаёт «из Человека и через Человека». Познанный необъективированным путём Человек, олицетворяет неделимое и неразложимое на дискретные элементы Всебытие.

Необходимость переосмысления наличного объективационистического    знания в его глубочайших основах и жизненных последствиях назрела. Такое переосмысление выявит многие «фундаментальные истины» науки и философии ложными. Один из основателей аналитической философии Людвиг Витгенштейн имел повод сказать: «В основе всего современного взгляда на мир лежит иллюзия». Эту иллюзию создаёт объективация, незнание сущности пола. «В предметном, вещном, объектном мире, – справедливо отмечал Бердяев, – смысла нет… Внечеловеческое идеальное бытие бессмысленно… Смысл не в объекте, входящем в мысль, и не в субъекте, конструирующем свой мир, … не в объективной и не в субъективной сфере…» (см.: Бердяев Н. А. «О назначении   человека»). Это правда.  Истина находится за пределами дуализма − субъект/объект.

Наукой накоплены горы понятийной лузги, произвольных теоретических схем, ложных мировоззренческих установок и прочего духовного хлама субъект-объектного характера. Школьные учебники просто переполнены ошибочными «приобретениями» научного способа познания и формируют у молодого поколения объективационистическое мировоззрение, основанное на умертвлённом бытии.

Приходится констатировать, что космогония, психология, биология, медицина, математика, химия, физика и многие другие научные дисциплины переживает кризис своих оснований, стоят перед фактом отсутствия  у них верного предмета  изучения. Они погружены  в трясину  атомизма и объективации. Каждая научная дисциплина на начальной стадии своего становления шла объективационистическим путём, опиралась на принцип дискретности бытия. Такой путь познания породил много мнимых проблем. Например, изначальным предметом биологии оказался дискретный индивид, но его онтологически не существует. Поэтому надо очнуться от гипноза объективации и понять жизнь как функциональное свойство материи в её всекосмической целостности. Достижения объективационистического миропонимания нужно подвергнуть онтологической экспертизе. Раскрыта мной тайна сущности пола заставит по-иному посмотреть на Вселенную как Единое. Космогоническим и биологическим явлениям происхождения и эмбриогенеза тел («органов» Человека-Вселенны) предстоить слиться.

Тригнозис аккумулирует знание на основе одного единственного принципа – принципа онтологической тройственности. О таком подходе к получению знания мечтали мыслители всех времён.  Принцип онтологической тройственности  позволил мне   решить  проблемы, непосильные  для традиционной научной  логики познания. В частности, на его основе раскрыт биоонтологический механизм происхождення  биологических видов (чего  не сделал  Ч. Дарвнн), описано  возникновение субъекта и грамматических  категорий (числа, рода, местоимения), выяснено происхождение математической единицы, разгадана  тайна шизофрении, открыт  эготриплет  ТриЭ(э)го  (чего не  сделали  З. Фрейд, К.- Г. Юнг, С. Гроф), предсказано существование физически нейтральной энергии. Мной также исследовано значение  троичности в становлении народной культуры украинцев, очерчены  концептуальные  контуры   технологии   переиначивания  эгофонда Человека, открыто Необъективированного Человека и на его основе создано  общечеловеческое  мировоззрение  – Тригнозис.

В свое время И.-С. Эриугена писал: «Богоугодным делом является восстановление целостных знаний о Природе, но это произойдёт через восстановление полово-целостной природы человека». Тригнозис удалил «лукавое сечение» пола, восстановил целостность Человека, обусловив этим  становление «недифференцированной науки», единым предметом которой выступает Необъективированный Человек. Дифференциация  знания за типом «частиц» материи прекратится, устранится  противопоставление Человека  и Природы. Недалеко  от истины был К. Маркс: «Впоследствии естествознание включит  в себя науку о человеке в такой же мере, в какой наука о человеке включит в себя естествознание: это будет одна наука».

Моя критика науки  не означает, что я отрицаю  роль и значение научного и других способов познания мира.  Наука будущего будет изучать    Необъективированного Человека, а не некий  «внешний мир» как дискретное Многое, поэтому уже в средней школе учеников надо знакомить с тригнозисной онтологией, формировать их мировоззренчески зрелыми.

2.5. Ломка устоявшихся взглядов психиатрии

 Не обладая знаниями о Необъективированном Человеке, современная психиатрия раздробила его целостную психику на «нормальные» и «патологические» проявления, привязав их к «дискретному индивиду». К   патологическим явлениям, к примеру, отнесены эффекты дереализации и деперсонализации (дереализация связана с чувством отсутствия грани между особью и окружением, объективированное бытие ощущается нереальным…; при деперсонализации особи кажется, что она утратила свою индивидуальность, изменилась, прежнее «я» исчезло, характер мировоззрения стал иным…). До ума психиатров не дошло, что субъектное человековосприятие, «породившее» объективированного «человека» – это закономерная патология гносеологического порядка, связанная с искривлённым познанием себя Необъективированным Человеком. Господствующие в психиатрии критерии отнесения психических явлений в разряд «патологических» и «нормальных» следует пересмотреть.  Многие симптомы, считающиеся шизофреническими для объективированного «человека», являются нормальными для Человека истинного – Необъективированного, более того, они для него носят оздоровительный характер. Это, в частности, касается деобъективизации, излечивающей Человека от объективированного представления о себе. При шизофреническом процессе часто переживается чувство стирания грани между внешним и внутренним, собственное тело шизофреник не воспринимает сосредоточением своей индивидуальности. Если для объективированного «человека» дискретность своего «я» и окружающего мира кажется нормой (хотя онтологически дискретности не существует), то шизофреник в этом отношении переживает страх «конца света», он не чувствует грани между «я» и окружающей средой, приобретает чувство «растворения во Вселенной». Телом для него становится «грандиозное   тело», равное всему Космосу (всей вещественной телесности Необъективированного Человека). Такой статус тела порождает у   шизофреника «комплекс всемогущего Господа Бога», и в этом отношении он перестаёт быть объективированным, «выздоровляет» от болезни, которую можно поименовать как «дискретное восприятие бытия».

С позиции необъективированного статуса Человека иную интерпретацию получает и такой осевой «симптом» шизофрении, как расстройство субъекта. Его современная психиатрия истолковывает как «расщепление личности», «распад субъекта шизофреника на множество автономных личностей, неведомых существ или только их голосов». Но, в действительности, это не так. За этим «расщеплением» прячется не «распад» субъекта на многие личности, а его «смерть» (не путать субъекта с истинным «эго»). При этом место прежнего субъекта занимают другие субъекты. Речь идёт о феномене «субъектной замещаемости» – функциональном подключении   субъектов современников шизофреника или субъектов, когда-либо, живших людей (все мы как Необъективированный Человек составляем единый эгофонд ТриЭ[э]го, содержащий все исторические и современные эго-полярности человечества [«коллективное бессознательное», сказал бы Юнг]). Эти «субъекты» подчиняют шизофреника себе, дают ему указания… и это не «галлюцинации» в клиническом смысле, как считает традиционная психиатрия, а реальные события.

Рассмотренные некоторые психические явления показывают глубинную их   связь с разгадкой природы Человека.

2.6. Бессмертие Человека 

Высокого звучания тема бессмертия Человека достигла в буддизме.  Основу «спасен­ия» в буддизме составляет освобождение от дис­кретного «я» (субъекта). Буддизм полагает, что внешний мир, со временем,   растворится в первоначальном Великом Космическом Человеке-Будде, живущем в каждом индивиде,  и экстравертная ориентация «эго» на внешний мир исчезнет, уступить путь Космическому Человеку. Произойдёт  это, когда «эго» сольётся с Самостью. Индивид, согласно буддизма, одновременно пребывает и в сансаре (сансара – учение о страданиях существ в земной жизни и   переселении душ умерших людей в другие тела), и в нирване. Согласно буддизма, страдания человеку приносит субъект сансары.   Эти страдания   коренятся в самообмане индивида − «это я, это моё», в закомплексованности на своём фальши­вом «я». Субъект сансары олицетворяет дискретное индивидное человеческое «я» с атомистическим сознанием, которое, обманываясь достоверностью информации, доставляемой органами ощущений, создаёт на их основе иллюзии и само их переживает как реальные. Исчезновение сансарного субъекта на­ступает у просветлённого Человека, сознание которого избавилось от про­тиворечий бытия, овнутрило   онтологическое начало, причастившись к нему. Такой Человек называется «Буддой». Стать Буддой – означает преодолеть дискретность (прерывность) и лишиться объективации, вернуться к целостности, приобрести континуальную осознанность, сделаться абсолютным единством. Потеря ограниченности, растворение в целостности мира, исчезновение дискретного «я» ведёт к истинному Человеку (Будде). Дискретной мно­жественности индивидов, считает буддизм, не существует, она − призрак. Нет и тако­го субстанционального начала, как дискретное «я».  Ошибочной является вера в реальное существование дискретности внешних объектов, из-за которой индивид различает «я» и «не-я». За иллюзией дискретного «я» и внешности «внешнего мира» стоит абсолютно целостная   ре­альность − Будда.  Нирвана – высшее состояние души во время слияния её с «боже­ственной» первоосновой мира.  Она −  вечный, абсолют­ный, бессмертный Человек, высший смысл бытия, которого достигается через трое дверей освобождения (пустоту, отсутствие желаний, отсутствие признаков). Состояние нирваны не осознаётся индиви­дом по причине «помутнения» его разума чувственностью, которая порождает иллюзию дискретности «я», а вместе с ней − и сансару − иллюзию дискретности и внешности мира.

Действительно, смерть как феномен «конеца жизни» дискретного индивида находится под знаком объективации, сценаризована субъектом, имеет условно-легитимное содержание и соотносится с объективированным «человеком», который, сам по себе, за выражением Христоса, является «мертвецом». Человек передал свой статус  бессмертного  Абсолюта фикции – «всемогущему  Богу», сделал себя мертвецом («дискретным индивидом»). Теперь этот мертвец боится смерти и просит у  «всеправедного Бога» рая на том свете, Царства Небесного. Не может умереть то, чего онтологически не существует. Смерть пропала безвестно с восстановлением целостности пола, удалением иллюзии его «лукавого сечения». Необъективированный Человек бессмертный. Его бессмертие – в невозможности умереть.  Ни полярные его «эго», ни их субстанциональная телесность на кладбище в гробу не выносятся. Все «эго» Необъективированного Человека неотрывно пребывають в эготриплете ТриЭ(э)го и находятся под властью закона периодического вещественно-телесного обновления. За похоронами вещественного тела полярности скрыта космогоническая метаморфоза – возрождение вещественной телесности эго-полярности, находящейся под эгидой кода информационного экзистенциала ТриЭ(э)го – «великой всемирной Души».

Проиллюстрирую феномен   бессмертия таким образом. При объектном статусе событий они воспринимаются вне функциональности целостного Универсуума – Необъективированного Человека и кажутся нам отдельными, дискретными и завершёнными проявлениями, то есть не раскрываются в онтологической целостности со всеобщим бытием, их настоящий смысл искривляется. Так, рождение ребёнка в контексте необъективированного понимания этого события, совсем не означает, что родился целостный Человек, а лишь указывает на функциональное проявление Необъективированного Человека, связанное с телесно-вещественным обновлением-возрождением «эго» -полярности. Но при объективированном восприятии акта рождения ребёнка кажется, что родился целостный «человек» (дискретный индивид), состоялось «начало» его жизни… Та же ситуация повторяется и при восприятии «смерти» дискретного ребёнка. Вот и спросим, – о каком «начале» и «конце» жизни истинного (Необъективированного) Человека может идти речь, если онтологически дискретного «человека», вообще, не существует?!

В каждом из нас находится вся разветвлённость единого эгофонда Необъективированного Человека, пребывают индивидные “эго” всех народов.  В грандиозном ТриЭ(э)го, «собрались» «эго» всего человечества. ТриЭ(э)го кодирует и сохраняет всю информацию о Человеке-Космосе. При «множественном личностном расстройстве» (когда индивид может много раз в жизни проявляться в качестве разных “эго-субъектов”), сновидениях, шизофреническом процессе, трансперсональных переживаниях… эти “эго” оживают, разговаривают на любом иностранном языке (неуничтожимость языков) …  Станислав Гроф, опираясь на  практические исследования,   констатирует: «В каждом из нас содержится информация обо всём мире или обо всей жизни, человек потенциально способен контактировать с каждой из частей этого многообразия бытия и представляет собой в каком-то смысле целостную космическую структуру».

Единомногоэгональность и бессмертие Человека обязывает нас держать «своё» «эго» в моральной чистоте. Приближается эра эготехнологий. Речь идёт о переиначивании эгофонда Человека путём эгоинженерии, эготрансформаций, что важно в многомотивированном отношении, скажем, по линии «субъектной замещаемости»; очищения эгофонда от преступной субъективности неронов, тамерланов, грозных, гитлеров…; раскрытия преступления убийцы (когда роль свидетеля может исполнит «эго» жертвы); ускоренного возвращения («переселения») «потусторонних» «эго» в мир «посюсторонний»; и т.п.

Человека постиндивидной эпохи наполнит радость вечной жизни, осознание своего космогонического предназначения. Он не будет обольщаться, как современный дискретно-индивидный «человек-живой труп», земными греховодными устремлениями – славой, богатством, развратным сексом…

Послесловие. Почему так, а не иначе

Известный психоаналитик и философ Карл Густав Юнг в книге «Человек и его символы» отметил: «Современный человек стоит перед горьким фактом неспособности великих религий и разнообразных философских учений явить такую вдохновляющую и захватывающую идею, которая принесла бы ему успокоение, так необходимое перед лицом опасностей, угрожающих миру».

Такой «захватывающей идеей» и должна стать, открытая мной, правда о сущности Человека. Господствующие тысячелетиями над разумом религиозная апологетика, философия и наука не сказали этой правды. Их воззрения о сущности Человека лишь кажутся вроде бы правильными и убедительными, а на самом деле, они загнали Человека в мировоззренческую резервацию, в духовную ловушку, имя которой «объективация». Объективация не только порабощила Человека «злой системой вещей», не только пронизала апориями и опасностями все сферы общественного бытия, но и самого Человека «переделала» на вещь (объект). Объективированный «человек» предстал фикцией – в образе биообъекта (дискретного индивида, оторванного от всекосмического единства бытия).

Совершенно справедлива точка зрения прфессора Григория Львовича Тульчинского, указывающего на «необходимость радикального перехода к новому пониманию сущности человека, осознания единства и сопричастности его к целостной гармонии мира, когда на передний план выходят не элементарные отношения типа «субъект – объект», «причина – следствие», «элемент – множество», «цель – средство», а системная взаимность – собор со всеми в человеческой душе».

И вот сегодня, в 21 веке, осуществлено, давно ожидаемое необъективированное познание Человека.  Мне удалось сделать решающий прорыв в гносеологии – целостно, в телесной единосущности со всем Космосом, познать Человека, что позволило разработать целевую идеологию бытия человечества, созвучную космогоническим   смыслам жизни.

Единосущность Человека и Космоса, их неразрывное единство обеспечивает пол, истинная природа которого сводится к инверсионной триполярности космического вещества в его целостности. В этом заключается главное значение пола как выразителя индивидуализации и  всеединства бытия. А что касается нашей чувственной видимости дискретной  соотнесённости Человека с Космосом, то она иллюзорная – результат мнимого «разрыва» пола, его объективизации субъектом.  Николай Бердяев был прав, когда говорил: «С разрывом пола связано возникновение феноменального мира, и  здесь  есть точка, в которой решается судьба  мира  и человека. Преображение мира есть прежде всего, преодоление падшего пола». Но Бердяев, к сожалению, не осознал, что «разрыв» пола мнимый, иллюзорный.

Осознание истинной природы пола и привело меня к открытию Необъективированного Человека, а это означает мировоззренческий переворот, ведь любое мировоззрение предстаёт в виде определённого понимания сущности Человека. Истинный (Необъективированный) Человек оказался совершенно иным, нежели «человек» объективированный («дискретный индивид»). Телесно он предстал как надиндивидная  реальность, экзистенциально наделена статусом единотроичного  основания  бытия.

До моего открытия Необъективированного Человека случилось так, что духовные проводники человечества (Сиддхартха Гаутама, Лао-Цзы, Заратустра, Магомет, Платон, Аристотель, Гегель, Маркс…), не зная правды о сущности Человека, навязали человечеству ошибочные идеологические наставления («Путь Будды», «Путь Дзен», «Путь Шивы», «Путь Христоса», «Путь коммунизма» …). Они надели на человечество навыворот (объективированной стороной) мировоззренческую рубашку. Истинным Человеком был признан фантом его объективации – «дискретный биоиндивид», хотя дискретных единиц бытия онтологически, вообще, не существует. Опека объективации над Человеком не была устранена.

И вот, наконец, Необъективированный Человек с его бессмертием открыт. Это случилось  благодаря  выходу за пределы традиционных принципов разума (формально-логических законов), отстранению от гносеологического единовластия объективизатора бытия – субъекта и реализации познания через природу пола  (познания «из Человека и через Человека»). Такой путь к Истине миновал объективизацию, обеспечил движение мысли по логике целостного бытия и фактически предстал как вербальное Откровение Человека в информационно-троичном режиме осуществимости. Он позволил познать онтологическую взаимосвязь триполярности (пола) вещественного уровня материи и триипостасности творящей Святой Троицы, много тысячелетий скрывающей свой смысл, оставаясь символом спасительного единства человечества. Выяснение этой взаимосвязи позволило решить центральную коллизию духа и бытия – коллизию Необъективированного (непрерывного Единого) и Объективированного (дискретного Многого). Истиной оказалось Единое, исключающее дискретную множественность, а не Целое, состоящее из дискретных элементов. В конечном итоге, решение этой коллизии предстало как открытие Необъективированного Человека, олицетворяющего собой триипостасный субстанциональный и триполярный вещественный уровни телесности всереальности. Сама логика открытия Необъективированного Человека проявилась как его вербальное Откровение – самораскрытие   вне объективации.

Открытие Необъективированного Человека и создание на его основе  Тригнозисного мировоззрения  постепенно созревало  на страницах моих  книг – Антиномия индивида и триединства. – К.: “Агропром”. – 1986. – 812 с.; Від індивіда до Боголюдини. – К.: “УАОІ”. – 1993. –134 с.; Тригнозис. – К.: “Аграрна наука”. – 1998. – 400 с.; Тризуб – символ світогляду українців. – К.: “Фенікс”. – 2008. – 184 с.; ТриЕго. – К.: “Фенікс”. – 2008. – 420 с.; Друге Пришестя. – К.: “Фенікс”. – 2012. – 264 с.; Необ’єктивована Людина. – К.: “Фенікс”.  – 2013. – 248 с.; Тригнозис –  путь к мироспасению. –  К.:”Фенікс”. – 2015. – 148 с.; Предисловие к постистории”. –  К.: “Фенікс”. – 2015. –  396 с. ; «Откровение Человека без «лукавого сечения» пола (Каменец-Подольский: «Друкарня Рута». – 2018. – 376 с.).

Надо сказать, что созданные до меня мировоззрения являются объективационистическими, привязаны к объективированному «человеку»-фикции – онтологически не существующему дискретному индивиду («Какой человек, такая и его философия» – отмечал   Фихте). Заслуга в создании  объективационистических мировоззрений принадлежит, прежде всего, китайцам, индусам, евреям, грекам, немцам. Теперь появилось общечеловеческое  необъективированное (Тригнозисное) мировоззрение, исходящее от украинского  этноса.  Оно  освобождает  Человека  от кошмара объективации, порождающей зло и  враждование между людьми.

Осознаю, что воспринять Тригнозисное мировоззрение современному обществу, пребывающему в объективированной мировой среде, будет трудно, ведь впервые в истории человечества случилось то, о чём ранее невозможно было даже подумать и поверить – открыть в себе бессмертие.  Но я убеждён, вскоре Тригнозис окажется затребованым человечеством для построения надиндивидной архитектуры цивилизации. Скорее всего, в будущем такие религиозные сооружения, как церковь, синагога, мечеть и др., преобразуются в Тригнозарии – заведения необъективированного прозрения Человека. Тригнозис разрушит  традиционные мировоззренческие постройки, похоронит их как уже состоявшихся мертвецов. «Нельзя остановить идею, время которой пришло» (И. Франко).

Пётр Харченко, доктор философии, кандидат    биологических наук, член Национального союза писателей Украины

Прокоментуйте

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *